Главная » Файлы » Сказки

Слово и дело - 4
31.01.2018, 21:28

Через 15 минут…

Пойти, конечно, Сыч никуда не пошел. А поехать, поехал. Туда, куда и послали. Поговорить действительно надо было.

Припарковав машину у полуразрушенного заводского КПП, с давно проржавевшим лозунгом «Слава Труду!» над такими же ржавыми и покосившимися воротами, Сыч увидел на одном из зданий новенькую и яркую вывеску «Мастерская художественной ковки». Протопав по поросшей травой, когда-то асфальтированной, дорожке, Сыч взялся за массивную скобу высокой железной двери, и дверь неожиданно легко подалась, открывая небольшой и чистый тамбур. В нескольких шагах от входа, сидя на длинной скамье за деревянным столом, читал книгу молодой парень в потертой, но еще крепкой, рабочей робе. Он словно нехотя оторвался от чтения и посмотрел на Дмитрия.

Сычу не оставалось ничего другого как поздороваться:

— Добрый день.

Парень промолчал, внимательно его разглядывая.

— Добрый, — наконец ответил он.

На вид ему было лет двадцать пять. Но, несмотря на явную разницу в возрасте, Дмитрий почувствовал, что разговаривать придется на равных.

— Это кузнечная мастерская?

— Она самая. Вы хотите что-то заказать? — спросил парень, но Сычу показалось, что тот прекрасно знает, о чем пойдет разговор.

— Нет. Я по другому вопросу.

— Ну, заходите, присаживайтесь, — парень показал рукой на скамейку, стоявшую по другую сторону стола.

Подождав, пока Дмитрий войдет и усядется, он, четко выговаривая слова, спросил:

— Кто вы и что вас интересует?

Н-да, подумалось Дмитрию. Богом забытая дыра, обшарпанные дома, кузница на заброшенном заводе, а поди ж ты – чуть ли не великосветский тон. Ну, что же, попробуем пообщаться по "великосветски", молодой человек.

— Видите ли, я стряпчий у господина Каравайцева, сын которого на неделе погиб в этих краях. А интересуют меня время, когда молодой человек был у вас в мастерской заездом, и обстоятельства этого визита. Кстати, меня зовут Дмитрий. Если не возражаете без отчества. Так мне удобнее.

Смущения или хотя бы улыбки Сыч не дождался. Зато удостоился еще более внимательного рассматривания самого себя. Так, словно сидящий напротив него парень смотрит не на человека, а на музейный экспонат. Наконец, через несколько секунд Дмитрий услышал ответ.

— Сын заказчика был в этой мастерской около одиннадцати вечера. Мы поздно закончили работу, но условие клиента выполнили. Молодой человек не сообщил, почему он приехал так поздно - мы могли уже разойтись по домам - но он застал нас в цехе. Выразив желание забрать заказ, молодой человек сослался на своего отца, но документов не предоставил, и договорную сумму денег не отдал. С ним было двое подручных. У одного из них было огнестрельное оружие, которое тот показал по требованию сына заказчика. Из-за явной угрозы жизни моим работникам, я принял решение не препятствовать подручным, и они вынесли изделие из цеха. Что было в последующем с вышеуказанным изделием я знаю только из рассказов полицейских. Вас что-то еще интересует?

Вот так вот, подумал Сыч. Правильно построенные предложения, последовательное повествование и четкая дикция. Интере-е-сный молодой человек, усмехнулся про себя Сыч. Хотя, дальше можно было не разговаривать. Ни претензий, ни вопросов не будет. Коротко и по существу, и о-очень официально. И, блин, информации то ноль! А если что-то и начнешь спрашивать, ответ будет только один – «знать не знаю, ведать не ведаю». И как прикажете в этом случае поступить?

— Скажите, а в вашем лесу волки есть? — Сыч и сам не понял, почему, вдруг, он это спросил. Задал вопрос просто так. Наугад. Выудив из подсознания. Но в глазах парня что-то изменилось. Неуловимо. Он опять пару секунд помолчал и сказал:

— Да, в нашем лесу волки есть.

Но Сыч уже, как говорится, вцепился.

— Много?

Опять молчание и ответ.

— Не считал.

— Вы сами их видели?

Еще несколько секунд молчания.

— Кажется, вас зовут Дмитрий? — Сыч кивнул, — Какое отношение ваши вопросы о наличии волков в нашем лесу имеют к обстоятельствам вашего визита.

Сыч дернулся — «Да, он просто издевается!» — но тут внезапно понял, что парень просто зол. Тихо свирепеет от его вопросов. Ему, наверняка, следаки задали их не один десяток. Наверняка, Самоха вывернулся наизнанку, но допросил его по полной. Достали соседи и знакомые, да и просто косые взгляды. И тут он, Сыч, весь такой пафосный. Да на месте этого кузнеца, он бы уже рычал!

— Извини, — Сыч решил извиниться, даже не заметив как перешел на «ты», — Наверно, тебя уже все достали…

Но парень снова молчал.

— Можно спросить, как тебя зовут? — Сыч уже не знал, как продолжить разговор.

— Александр, — коротко ответил тот, помолчал, и вдруг спросил, — И как тебе живется у такого хозяина?

Сказать, что Дмитрий онемел, не сказать ничего! Вопрос был просто вопросом. Ни насмешкой, ни хамством, ни сочувствием – ничем подобным. Но это был холодный интерес вольного зверя к поводку служебной собаки!

Быстро взяв себя в руки, Сыч постарался сделать вид, что воспринял вопрос как шутку:

— Да, неплохо, в общем. Подстилка теплая, кормежка сытная, что еще нужно, для того чтобы встретить старость?

Но парень все так же внимательно, без улыбки смотрел на него, и Сыч решил не мудрить.

— У Алексея, была с собой некоторая сумма денег, когда он выезжал из дома. Ты сказал, что денег не получил. Его отец тоже считает, что Леша денег отдать не мог – не тот характер. Но на месте аварии денег не нашли. Вопрос, куда они делись?

Парень, казалось, не слышал Дмитрия. Он смотрел ему в глаза, словно стараясь в них что-то разглядеть, но все-таки ответил:

— Он мог их потратить где угодно.

— Это да… — Сыч начинал нервничать, — Но Леша был очень жаден…

— Я заметил.

— … и старался до последнего держать деньги у себя. По крайней мере, до тех пор, пока точно не решит, что они никуда не денутся.

Парень, казалось, разглядывая Дмитрия, мучительно пытается что-то понять. И Сыч не выдержал:

— Александр, у меня на лице «Сикстинская мадонна» нарисована, что ты меня так рассматриваешь?

Тот, наконец, опустил глаза, и Сыч вдруг понял, как его "давил" этот пристальный взгляд. Будто мешок цемента с плеч сняли.

Не поднимая глаз, парень тихо произнес:

— Думаю тебе пора уходить.

Еще через полчаса…

Его слегка потряхивало за рулем. Это ж надо! Какой-то пацан заставил так подергаться. С чего бы? Сейчас бы стопарик не помешал. Но нельзя. И с чем же ты столкнулся, Дима? А точнее, с кем? Осадок от разговора остался странный. Раздражение от поведения молодого парня перекрывалось еле осознаваемым чувством опасности и... узнавания. Как по сигналу "свой-чужой". Но какой, к лешему, "свой"! И свой ли? Сыч точно знал, что раньше он кузнеца не видел. Нигде. И не мог видеть, а тем более обратить на него внимание. Кто бы объяснил, вообще, что происходит?

На выезде из поселка, чуть в стороне прятавшуюся в прохладной зелени яблоневого сада, Сыч увидел церквушку. Маленький аккуратный домик с единственной маковкой с желтыми звездами по синему полю, и "солнечным" крестом на верхушке. Сыч не то, чтобы не жаловал религию, скорее всю свою сознательную жизнь просто не обращал на нее внимания, как и она на него. Но сейчас его неудержимо потянуло заглянуть внутрь.

Оставив машину на небольшой стоянке возле входа в церковь, Сыч, неумело перекрестившись, зашел в прохладное, светлое помещение. Свет падал на расписанные стены с желто-зеленых витражей в окнах; на старинные и новоиспеченные иконы; на мозаичный кафельный пол; на яркие позолоченные ладанки и шандалы с горящими свечками, и показалось, что попал он в какой-то странный подвижный калейдоскоп. Все искрилось, сверкало, переливалось, двигалось... голова почему-то закружилась... Перед глазами поплыло, мелькнули какие-то белые пятна...

. . . . . . . . . . . . .

Очнулся он от того, что кто-то старательно брызгал воду ему в лицо. Приоткрыв глаза, Дмитрий поморщился и чихнул.

— Ну, слава те Господи! А то уж и не знал, что думать, — сказали рядом густым басом, — Ты, сын мой, как себя чувствуешь?

— Нормально, — посипел Дмитрий, силясь приподняться. Чьи-то мощные руки, уцепив за подмышки, легко поставили его вертикально, и он увидел того, кто ему помог. Священник, уже совсем седой, грузный старец, участливо заглядывал в глаза.

— Ты что ж так падать то, а? – спросил он тем самым, хорошо поставленным, басом.

— Да, черт его знает! — хрипло ругнулся Сыч, запоздало вспомнив, что он все-таки в храме.

— Ну, да. Он, наверное, знает, — гулко хохотнул священник, — Ты кто такой будешь? Не из наших, я смотрю. Я всех своих знаю.

Он, потихоньку поддерживая Дмитрия, усадил его на пристенную скамью под иконами.

— Спасибо, отец. Что-то я расслабился, — Дмитрий все еще не мог отдышаться, — Решил вот зайти, раз в сто лет, и повело. Не обедал, наверное.

— Ага. Наверное. То, что ты не часто в храм заходишь, оно видно. И устал ты, видно. Но расстроен чем-то, это еще лучше видно. Что-то случилось?

— Да поговорил тут у вас с одним. Как водки перепил, — Сыч помотал головой.

— Это кто ж тут у нас такой разговорчивый? — улыбнулся в бородку священник.

— Да кузнец у вас тут есть. Александр. Вот с ним и беседовал.

Священник улыбаться перестал. Осмотрел Дмитрия с ног до головы, словно искал повреждения, и спросил:

— И о чем же беседовали, если не секрет, конечно?

— Да какой секрет. Ворота он делал на заказ. Моему… начальнику. Его сына эти ворота и придавили. Спрашивал я - что, да как.

— Слышал я про аварию. Слышал, да, — священник перекрестился, — Страшно погибли те трое. Страшно. Упокой Господь их души грешные.

— Слушай, отец, а, может, хоть ты что-нибудь знаешь? — с надеждой спросил Сыч.

— Это что ж я знать могу? — удивился священник.

— Да, странно все. На воротах тех собаки с метлами были выкованы. Символ опричников Ивана Грозного. Зачем они моему начальнику на воротах понадобились - понятия не имею. Но вот, лезет всякая мистика в голову.

— С мистикой не по адресу ты, сын мой. Не по адресу. Ничем тебе помочь не могу. А что касается кузнеца, то скажу. В церковь он ни разу не заходил. Его я еще мальчишкой помню. И не крещенный он. Точно. То, что силой его природа наградила, это да. И сильный, и умный. И отец его таким же был. Я и того знал. Тот тоже храм игнорировал. И дед такой был. Семья у них такая. Чего только под небом Господнем не бывает, — священник снова перекрестился, — А ты езжай, сын мой. Домой лучше. Тебе отдохнуть не мешает сейчас. Если что, приедешь как-нибудь, поговорим. Езжай.

И перекрестил Сыча размашисто и уверенно.

В тот же день…

Сыч, домой не поехал. Хоть и корежило его после церкви, и спать хотелось.

Поехал он в "территориальный орган Федеральной службы лесного хозяйства", а по-простому в егерскую службу. Не потому что Самоха ехидничал на счет разговора с волком, а потому, что въедливый приятель обратил внимание на следы на берегу и не поленился вызвать специалиста прежде, чем его слоники - опера все затопчут. Что-то же ему показалось интересным?

Под громким словом "база егерей" подразумевался небольшой одноэтажный кирпичный домик с просторным двором и гаражом, который находился на окраине города, и который сейчас был полон разного рода камуфлированными личностями и гудел, как говорится, словно потревоженный улей. Сычу повезло. Попал на общий сбор. Проводившийся раз в месяц на базе сбор участковых егерей, хоть и формально, но все же позволял начальству напомнить, что оно как-никак начальство и нечего тут зубы скалить, выньте да положьте отчеты и графики вашей работы на участках, распишитесь за боеприпасы и за их расход, ну и далее по пунктам.

Дмитрий еле дождался окончания веселого праздника под названием "месячная оперативка" и подошел к высокому жилистому охотнику, которого ему назвали как "егерь участка номер тринадцать". Хорошо хоть не номер шесть, подумал он.

— День добрый, Юрий Владимирович!

Конечно, не очень прилично отрывать человека от такого приятного занятия как разговор с друзьями, но Сыч и так прождал битых два часа.

— Я конечно дико прошу извинения, — начал он, но договорить егерь ему не дал.

— Это ты что ли меня искал?

Он весело покосился на Сыча, и кивнув на прощание двум мужичкам, похожим друг на друга как близнецы, повернулся:

— Чего хотел то?

— Да я по поводу аварии на Сытинском мосту, — почему-то оправдываясь, сказал Дмитрий, за что разозлился сам на себя.

— А, это про следы, что ли?

— Про них. Самоха рассказал, что следы на берегу были. Большие. Я сам не видел.

— Большие, да. Ну, так я и сказал ему, что волчек матерый, хоть и молодой.

Сыч удивился:

— Почему молодой? Откуда вы знаете?

Егерь хмыкнул:

— Ну, я ж не спрашиваю, откуда ты знаешь, как меня зовут? Ты спросил у тех, кто это знает. Вот и я спросил у тех, кто знает - волк молодой.

И широко улыбнулся.

Сыч помотал головой, словно не соглашаясь:

— У кого?

— Ага, — опять заулыбался егерь, — У песка, у ширины и длины следа, у расстояния между следами, да много у чего.

— А-а... Ну, да...

— Я тебе ответил?

Сыч поежился. Опять информации никакой.

— Юрий Владимирович, я, наверно, глупые вопросы задаю, но зачем волк туда приходил?

Егерь удивился:

— А я откуда знаю, чудак - человек? Может кровь унюхал, может, любопытничал, кто ж его разберет, что у него в голове.

— Ну, да, — опять протянул Сыч, – А в воду лезть не стал... Ну, да...

— Почему не стал? — вдруг спросил егерь, — Был он в воде.

Сыч вскинулся:

— Как?

Егерь пожал широкими плечами:

— По следам видно, что был. И глубоко заходил. Выскакивал на песок размётом, прыжками. Волну прогнал на следы. Их и залило. Потом отряхивался. Глубоко заходил.

Сыч и сам бы не ответил, почему у него перехватило дыхание. Так бывало когда он, еще не понимая, уже начинал тянуть за единственно верную ниточку в расследовании.

— Юрий Владимирович, а вы случайно не знаете, что за "хозяин" на вашем участке обитает? Испокон века, говорят.

Егерь продолжал улыбаться, но глаза вдруг словно покрылись ледяной коркой:

— Слыхал. Есть у леса хозяин. Но, то не нашего с тобой ума дело.

Сыч был на голову ниже егеря, и потому смотрел на него снизу вверх. Но сейчас, казалось, егерь словно уменьшился в размерах. Как-то внутренне скукожился. Не мог Сыч этого не заметить, и не попытаться выяснить причину тоже не мог.

— Знаете, Юрий Владимирович, давайте мы выйдем, во дворе беседка есть. Там нам удобнее будет.

— Погодь, — остановил его егерь, — Ты вообще кто такой?

— Я э-э… Дмитрий Сычев. Дорасследую гибель Алексея Каравайцева, по просьбе его отца. У меня есть все основания считать, что катастрофа с машиной подстроена. Поэтому...

— Стой, — оборвал его охотник, — Дальше мне не интересно. Все что знаю и видел, я рассказал. Будь здоров.

— Юрий Владимирович, я понимаю. Крохобор Каравайцев со своим сыном не очень похожи на апостолов, но докопаться до причины надо. По закону справедливости, хотя бы.

— Это ты о чем, Дмитрий Сычев? — охотник прищурился, — Какая это твоя справедливость и мой участок? С дуба рухнул?

— На вашем участке происходят, вообще-то, более чем странные дела! — Сыч уже злился, — Волки лезут в воду, чтобы...

— А не пошел бы ты? – вдруг ласково и добродушно, будто непонятливому ребенку, сказал охотник, — Ты в этих делах, как свинья в бижутерии. Ну, или как слон в посудной лавке.

Ухмыльнулся:

— Аккуратнее надо!

И обошел Сыча по короткой траектории, чуть задев его плечом. Не сильно, вроде. Вроде бы и случайно.

И что теперь, тоскливо подумал Сыч, смотря, как егерь размашистыми шагами выходит из помещения. К гадалке сходить? Ага, только к ней и осталось.

— Вы на него не обижайтесь, — раздалось сзади, — Он у нас человек такой. Переболевший.

Сыч обернулся. За ним, прикуривая папироску, стоял пухленький мужичек в традиционном камуфляже и высоких берцах.

— Не понял, — сказал Сыч.

— Да у него случай был на участке, — шумно выдохнул дым мужичек, — Заплутал он зимой. Представьте, егерь заплутал. Анекдот. Неделю где-то его носило. Потом пришел. В больнице тоже с недельку провалялся. Ну, вот с тех пор не любит он эти разговоры.

— Какие? — опять не понял Сыч.

— Про хозяина. Расспрашивали мы его - ничего путного не услышали. Только твердит одно: если б не хозяин, сдох бы. А что за хозяин, где, чего. Молчит.

— Простите, а Вы...

— Да я начальник ихий тут. Назначили меня, — вздохнул мужичек, — Ну, ладно, удачи Вам.

Развернулся и тоже вышел из коридора во двор.

Продолжение следует

Категория: Сказки | Добавил: hmelevsckajababa-yaga201 | Теги: Сказки, Оборотни
Просмотров: 178 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar