Главная » Файлы » Сказки

Сказка ложь, да в ней... (1)
15.05.2018, 21:16

Сказка ложь, да в ней…

Сыну моему - вместо подарка на день рождения.

Мама

Атеистам и верующим, гностикам и агностикам, религиозным фанатикам, сатанистам и им соболезнующим —

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ:

Все события случайны,

Все совпадения вымышлены.

…э... наоборот... да и фиг ним...

........................................................................

...Вот всегда так: денег не хватает! И есть хочется...

Ужин был целых три часа назад. Для растущего - вширь - организма это... Ну, мало, короче.

А если купить какой-нибудь хавчик в «Десяточке», на первом этаже, денег совсем не останется. На новые наушники не хватит. Можно, конечно, позвонить по "скайберу" домой, попросить подкинуть деньгу. Но в матушкиной родословной - как пить дать - была пара-тройка злостных бухгалтеров, а значит, начнутся вопросы в духе "куда ж ты, сынуля, все деньги со стипендии спустил" или "на фига тебе наушники, если ты в кепке ходишь". В общем, не вариант. Можно занять у парней, но сейчас и у них "где бы самим стрельнуть".

А в общаге из еды только чай. То есть, заварка. В холодильнике. И кусочек сыра, оставшийся после Нового Года, от которого даже мыш Кузьма, живший у них в комнате в старом шкафу, отказался. И после такого оскорбления Кузьма демонстративно перебрался в подвал столовки, где и погиб бесславной смертью всех предателей - от отравления.

А до перечисления еще пять дней. Придется ехать подземкой. Правда, времени на дорогу до общаги уйдет в три раза больше, зато, для таких как он, там бесплатный проезд. И там тепло. В этом древнем и вечно холодном городе хоть погреешься, если спустишься вниз. А то в общаге отопление сугубо автоматическое - понижается прямо пропорционально уличной температуре. Потому без соплей зимой никто не обходиться. Да что там сопли! Побегай с полной боезагрузкой за спиной по морозу в минус двадцать, или постой два часа у «контрольно пропускного» в те же минус…

Ой, как есть хочется! И спать. А завтра еще зачет по «интерскановым боевым системам». И препод, зверь, докопается ведь. Будет пытаться вытащить знания из глубин курсантского мозга, как станцию «Мир» из глубин тихоокеанских. И с таким же успехом. Придется повторять сегодня до трех ночи. Самое оно, когда вся братва уже храпит.

А на вечерней улице, возле забегаловки «У Рустамчика», пахнет сдобой. И жареным мясом. Скорей бы выпуск, что ли! С первой серьезной зарплаты наесться шашлыка по-кавказски, или мяса по-французски. Да, пусть хоть по-конголезски! Да, сейчас и от запеканки творожной, как дома, никто бы не отказался! Или от гречневой каши с маслицем…

....................................................................

Гулко топая тяжелыми армейскими ботинками по старинной брусчатке, Петр вприпрыжку добежал до входа в подземку. Пролетев мимо засветившейся красным сканирующей стенки и не обратив внимания на охранников, рефлекторно схватившихся за оружие, он бегом понесся вниз по эскалатору. Недосуг ему тут политесы с пропуском разводить. А охрана через секунду сообразит, с кем имеет дело, и успокоиться.

На эскалаторе по причине позднего вечера никого не было, и Петр бегом спустился в огромный пустой зал. Но показавшая хвост электричка, заставила его скривиться и опустить тяжеленную сумку на холодный гранит платформы. Ну, вот. Еще три минуты ожидания. Лишь бы в салоне, когда сядешь, не уснуть. А то объясняйся потом с патрулями. У него же проездной только до общаги. А дальше ни-ни…

Вдруг кто-то положил руку на правое плечо.

Парень подпрыгнул.

И чуть не врезал с разворота. Никого же не было!

Вовремя понял, что этот идиот пьян! Хорошо никто не видел. Засмеяли бы. Не заметить какого-то бомжа. И кому?! Курсанту Академии Межгалактических Войск Империи!

Петр отскочил:

— Ты дебил?! — яростно зашипел он, оглянувшись по сторонам, — Жить недоело?! Не видишь знака?

Он ткнул в нашивку на своем рукаве форменной куртки в виде черного паучка на золотой паутине.

Но мужик икнул:

— С–с-лышь, братан, у т-тебя с-случай-ик-но папироски не найдется?

Петр зло прищурил глаза:

— Не курю, — ответил автоматически и внутренне удивился «папироске». Это ж сколько мужику лет, если он еще «папироски» помнит? Ладно, у Петра целый курс был. Назывался «социальные отношения ХХ – ХХII веков», — И как тебя, такого красивого, сюда пустили?

Не ожидая ответа, Петр поморщился и отвернулся. Но бомж вдруг поднял палец и, качаясь, важно заявил:

— Мис-с-сия!

Мужичек был невысокого роста, ниже Петра головы на полторы. В непонятных штанах и куртке, будто с чужого плеча, в стоптанных вдрызг старых кроссовках и замызганном шейном платке грязно-синего цвета.

— Ты когда последний раз мылся, убогий? — Петр уже успокоился, — Тебе что, негде?

Мужичек помотал головой:

— Не-е… Неохота…

Петр фыркнул:

— Как же ты на свою «миссию» собрался в таком виде?

— А в к-каком?

Парень счел за глупость что-то объяснять.

— Зовут то тебя как? — просто так спросил.

— П-петр, — забулдыжка выпятил грудь, — Я ангел! Х-хранитель…

Петр снова поморщился. Несло от этого «ангела» дай бог…

— И чей же?

— Твой.

Ну, кто бы сомневался. Парень шагнул к краю платформы и заглянул в темноту тоннеля. Электрички не было ни видно, ни слышно.

А пора бы уже. Странно. Посмотрел на качающегося рядом бомжа и хмыкнул:

— Если ты ангел, то какой же тогда демон?

Мужичек вдруг оживился:

— Это ты зря помянул… Ща будет…

И мутными взглядом заозирался.

— Ща…

Парня начала забавлять эта ситуация. На огромной платформе кроме них не было ни души. Лампы дневного света светили ярко, не оставляя тени. Все пространство безопорного холла просматривалось вдоль и поперек, и от высоченного ребристого потолка отражался любой шорох.

— Не меня ли, Петруша, потерял? — за левым плечом раздался воркующий и нежный женский голосок.

Парень резко повернулся. Во второй раз не заметить человека! Это уже ни в какие ворота не лезет!

Позади него стояла… девушка. Даже не девушка! А легкое воздушное облачко из точеной фигурки затянутой в стильные джинсы и узенькую курточку. Нежное, с тонкими чертами, лицо обрамляли густые, пепельно-белые локоны, опускавшиеся чуть ниже плеч. Розовые пухлые губки улыбались, и вся она была похожа на удивительный и редкий цветок.

Петр сглотнул. В жизни не видел такого чуда!

Но девушка смотрела не на него.

— Тебя… Кого ж еще? — пробурчал бродяжка, трезвея на глазах, — Мы с Тамарой ходим парой…

— Ну, зачем же хамить, Петруша? И при детях, — девушка осуждающе покачала головой.

Это она сейчас о ком? О нем что ли, подумал Петр. Даже обидно стало. Но возмутился не он.

— Ты где тут ребенка увидела? Мамаша! — Мужичек уже не казался ни пьяным, ни грязным, — чего сюда приперлась?

— Так звали ж, Петенька! — девушка явно развлекалась, — И правильно. Разве с тобой интересно? Ну, вот что ты можешь мальчику дать, кроме нравоучений?

Она оглядела бомжа с ног до головы и скривила красивые губки:

— Ты на себя в зеркало когда последний раз смотрел, ангел?

Мужичек зло засопел:

— Ты ж, поганка, отлично знаешь, что не во мне дело!

— Да, неужели? — притворно удивилась девушка, — А в ком? Если я занимаюсь мальчиком, так это сразу по мне видно. А вот ты своего подопечного ни в грош, похоже, не ставишь. И результат налицо. На лице, если быть точной.

Она повернулась к парню и гордо произнесла:

— Малыш, мы с тобой команда! Ты все делаешь так, как надо.

Двухметровый «малыш» взглянув в синие бездонные озёра, именуемые глазами, заморгал, открыл рот и… снова его закрыл. Не в силах произнести ни слова.

Девушка посмотрела на бомжа и ехидно констатировала:

— У мальчика даже слов нет, так он меня уважает!

Мужичек вскинулся ответить, но тут не выдержал Петр:

— Я не мальчик, в… вам… — он хотел произнести это четко и уверенно, но почему-то не получилось. Петр покраснел.

— Да-а? — Девушка весело смотрела на парня, — Ну, может, я и не в курсе, кто ты там. Может уже девочка? У вас тут все так быстро меняется… — вздохнула она, намотав на палец белоснежный локон.

Парень позеленел. Теперь она уже не казалась ему такой… сногсшибательной:

— Может ва… тебе первичные половые признаки показать, если ты не в курсе. Вроде, тебе это положено знать. По статусу, — Петр сам себе удивился, чего это он?

Мужичек засверкал глазами:

— Что, Томка, уели тебя? И заметь на недобросовестном отношении к служебным обязанностям!

Девушка, задумчиво рассматривая парня, улыбнулась:

— Неплохо. Я могу гордиться. Моя школа. Защищать себя при любых обстоятельствах. А это значит, — она снова повернулась к бомжу, — Что я то им как раз занимаюсь, воспитываю, устраиваю такие ситуации, когда он должен проявить свои инстинкты и рефлексы. А это, заметь, и есть мои служебные обязанности.

— Да-да, хорошо устроилась, — прищурился тот, — У парня специфика будущей работы такая. Его наставники гоняют. На рефлексах. А ты примазываешься.

— Так и это тоже показатель моего профессионализма! Нужно уметь извлекать для себя выгоду из любой ситуации. Из любой, ты ж понимаешь. Будь то банальная драка, будь то свидание с девушкой, будь то…

— Во-во. И желательно, чтобы все было просто и легко,— перебил ее бомж, — Главное не заморачиваться. Думать надо потом. И желательно только о себе.

Девушка улыбалась:

— Петенька! Вот и ты мне помогаешь воспитывать нашего подопечного!

Мужичек поперхнулся. Она легко и гибко подошла к нему и крепко стукнула по спине. Чем сделала только хуже – тот закашлялся еще больше и начал отмахиваться от нее как от назойливого насекомого. Девушка обидно рассмеялась:

— Надо тренироваться, ангел, чтобы вот так не кашлять. Слабенький ты стал, я смотрю.

А у девчушки рука-то тяжелая, отметил про себя Петр. Уж кому как не ему знать, как соизмерять силу удара. Долбанула она мужика знатно. Самого бы пробрало.

Девушка словно услышала его мысли и обернулась:

— Так у меня же твоя силушка, малыш. Где ж другой взяться? Что у тебя, то и у меня, — она смотрела на него открыто и задорно, — А ты у нас тренируешься, из спортзала не вылезаешь, железо таскаешь. Фигура как у Апполона - загляденье. Одним словом, молодец!

Петр решил не обращать внимание на "малыша", но спросил недоверчиво:

— Если ты можешь то же самое, что и я, зачем …э… хранителя так сильно ударила? Я то силу удара контролировать умею.

Девушка пренебрежительно махнула ладошкой:

— Не бери в голову. Ничего ему не будет. Он дух бесплотный.

— А ты?

Девушка игриво подошла к парню близко и доверчиво положила руку ему на грудь.

— А вот я самый что ни на есть…

— Петька, не слушай ее! — мужичек, наконец, откашлялся, — Она тоже... кха... бесплотный…

Парень ошарашено замер на месте, боясь пошевелиться.

—Уже нельзя и пошутить, — притворно обиделась девушка, но отстранилась, — А я бы проэкспериментировала.

Она с загадочной улыбкой рассматривала парня.

— Томка, ты же демон, а не су... суккуб! — попенял ей мужичек, – на такое у тебя полномочий нет.

— Ой, ладно. Ты даже не представляешь, на что у меня есть полномочия.

— Хотелось бы узнать поподробнее, — ехидству хранителя позавидовала бы она сама, – для предотвращения всяких казусов, так сказать.

— Не наглей, ангел. У тебя их все равно меньше. По определению. Так что знай свое место.

Мужичек улыбнулся. Тепло так:

— Что-то не припомню я, что бы ты хоть раз, хоть одно "полномочие" использовала. Не захотела, что ли?

Девушка нахмурилась:

— А не твоим ли начальством "свобода воли" прописана? — скривилась она, — тут и захочешь что-то сделать, так тебе сразу палки в колеса - "свобода воли" эта ваша.

— А ты бы развернулась!

— Дразнишь?

— Боже упаси!

Демон тёмно зыркнула глазами в его сторону, но промолчала. Прошлась по самому краю платформы, едва не падая вниз на старинные рельсы, сделала вид что вот-вот споткнется, но увидев, как напарник удержал Петра, рванувшегося было её подхватить, широко шагнула от края и встала напротив хранителя, уперев руки в боки.

— Ну, вот чего ты вмешиваешься, ангел? Ну, вот какого... кхм... зачем ты сюда притащился? Думаешь, я не смогу его спасти? Да это же я, а не ты, все время его спасаю.

— От чего, например?

— От всяких недоумков, например. Знаешь сколько их в этом городе? Океан!

— Какой?

Демон на провокацию не поддалась.

— Индийский! Здесь, что ни день, то искушение. То беременная залезет в монорельс и свои права качать начнет - место ей уступи. А вокруг полно этих мест. Как не сказать: "Дура, закрой пасть, дите от твоего крика раньше времени выскочит". То какой-нибудь старый хрен верещать начнет о нахлебниках имперских. Он же их всех и кормит и поит на свою личную пенсию. Как тут не высказать придурку, что свою армию кормить не хочет, будет кормить чужую. Опять же, какая-то девка, деревенщина недалекая, возомнит себя пупом вселенной и натравит своего бой-френда на мальчика – посмотреть, как эти петухи перья друг у друга выдирать будут. Якобы, ради неё, красивой такой. Ну, как тут не придавить за горло дебила? Всех, конечно, уму-разуму не научишь, но свою лепту внести надо.

— Гордыня, — вдруг сказал, как припечатал, мужичек, — Никто не обязан испытывать к нему уважение только за то, что он в форме космического десанта. И черное членистоногое ползает у него на рукаве. Это все равно, что уважать сварщика за то, что у него на морде маска со светофильтрами и на копытах ботинки с изоляторами. Уважение оно, знаешь ли, заслужить надо.

— Фу, хранитель! Морда, копыта... Уж, тебе то не подобает выражаться.

Мужичек задрал подбородок:

— С кем поведешься...

— Если он не будет уметь защищать себя, он никого защитить не сможет. Не согласен?

— Силой и грубостью?

— А по-другому никак, Петенька.

— Не пудри ему мозг, Томка. Силой без интеллекта только

обезьяны пользуются. Ты из него павиана не делай.

Демон расширила якобы в гневном изумлении и так огромные глаза:

— Я?! У нас же "свобода воли"! Ты ничего не перепутал? И интеллектом его твое начальство не обидело. А я только создаю... прецеденты. А уж как он из них выкручивается, как тем самым интеллектом пользуется... По мне, так все замечательно.

— О, да! Для тебя, чем проще, тем лучше. Чего думать-то - трясти надо. Не думать, ни о причинах, ни о следствиях...

— Петенька, — перебила возмущенного ангела девушка, — Если он на каждый чужой бзик начнет думать...

Петр, смотревший то на ангела, то на демона, поднял руку. Девушка замолчала.

— Не понял, — он обратился к ней, — Значит, это ты мне мелкие подлянки устраиваешь?

Она сделала вид, что смущена. Даже покраснела слегка:

— Понимаешь, малыш, это тренировка. Тебе нужно научиться на "эти подлянки" реагировать. И ты всё делаешь как надо, поверь.

Петр прищурился:

— Кому надо?

— Тебе, конечно! Чем больше ты сумеешь ...э... пережить, тем устойчивее будешь в жизни, тем сложнее задачи сможешь решить.

— Ага, — встрял, хранитель, — только ты забыла ему сказать, что у подобных задач не бывает единственного решения. У нас как в сказке на камне: направо пойдешь, налево пойдешь... Только в сказке всего один камешек, а в жизни на каждом шагу спотыкаешься. "Выбор" называется. Можно в лоб стукнуть, а можно мозги включить.

Продолжение дальше

Категория: Сказки | Добавил: hmelevsckajababa-yaga201 | Теги: демон, Сказка, ангел, человек
Просмотров: 189 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar